[back][up level][first][previous][next][last]
    Сивакова Наталия Лукьяновна 
    Фамилия Сивакова 
    Год рождения 1872 
    Место рождения Тургайская о., г.Актюбинск (Казахстан, Актюбинская о., г.Актюбе) 
    Родилась в крестьянской семье
    ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[до 1929г.] [1929-1938гг.]
      Места проживания
        Тургайская о., г.Актюбинск (Казахстан, Актюбинская о., г.Актюбе) 
        Год окончания 1929 
        Наталия Лукьяновна была замужем за Сиваковым Борисом Трофимовичем.
        В семье у них были дети: сын Иван и дочь Мария
      Аресты
        Актюбинск 
        Год ареста 1929 
      Места заключения
        Актюбинск, арестное помещение при ГПУ 
        Год начала 1929 
        Год окончания 1929 
        Из донесений в НКВД осведомителя:
             "В 1929г. Сиваковы сидели в ГПУ Актюбинска"
      Места проживания
        Южно-Казахстанская о., г.Аулие-Ата (Мирзоян, Джамбул) (Казахстан, Жамбылская о., г.Жамбыл (Тараз)), 3-я Бульварная ул., собственный дом 
        Год начала 1929 
        Год окончания 1938 
        День окончания 21 
        Месяц окончания 1 
        После освобождения супруги Сиваковы переехали в г.Аулие-Ата (с 1929г. — Мирзоян,
        позже Джамбул (Жамбыл), а с 1997г. — Тараз).
        Борис Сиваков держал хозяйство: лошадь, корову, свиней.
        Из донесения осведомителя:
            "Его жена занимается исключительно богослужением, агитацией за Бога против
             Советской власти".
        В Мирзояне проживало много ссыльных священников и монахинь.
        Дом Сиваковых в районе ж.д. станции стал одним из мест, где регулярно тайно
        собирались верующие для совместной молитвы и служения Божественной литургии.
        Наталья Лукьяновна заботилась о том, чтобы у нелегальной православной общины были
        книги, богослужебная утварь и облачения.
        Вместе с верующими она ходила по домам, призывала людей не отходить от Церкви,
        проявить терпение, объясняла, что гонения носят временный характер, что Бог
        прекратит гонения, но для этого нужно молиться, организовать церковную общину
        и открыть молитвенный дом.
        Наталия ездила в Киево-Печерский монастырь, где имела духовное общение со старцами.
        Она была знакома с бывшим Ташкентским архиереем схиархиепископом Антонием (Абашидзе).
        Приезжая из Киева, она привозила для раздачи людям иконы и книги.
        В 1935г. в г.Мирзоян к дочери приехал из Казалинска бывший церковный староста
        Константин Матвеевич Коньков. Имея большой опыт церковной работы, Константин
        Матвеевич энергично взялся за организацию молитвенного дома в Мирзояне.
        Верующие собрали средства и купили дом по 4-й Бульварной ул. В этом доме был
        сделан ремонт и оборудовано все необходимое для совершения богослужений.
        Большинство прихожан были работниками железнодорожной станции или членами
        семей железнодорожников. Под письмом с просьбой о регистрации молитвенного
        дома Константином Коньковым и Наталией Сиваковой было собрано более 70 подписей.
        Однако горсовет в регистрации отказал.
        В апреле 1935г. Наталия Сивакова ездила в Ташкент, в епархиальное управление.
        Она встречалась с митрополитом Арсением (Стадницким), просила назначить священника
        в незарегистрированный молитвенный дом. Из Ташкента с ней приехал назначенный
        архиереем батюшка, но власти не позволили ему зарегистрироваться, и он был
        вынужден вернуться.
        В 1936г., уже после смерти митрополита Арсения, Наталия Сивакова по церковному
        делу повторно ездила в Ташкент, к новому архипастырю — архиепископу
        Борису (Шипулину).
        В Мирзояне в то время большое влияние имел обновленческий раскол.
        К 1935г. в единственном действующем храме — Успенской церкви на кладбище —
        служили обновленцы.
        Наталия Сивакова и ее окружение общения с обновленцами не имели и были
        категорически настроены против обновленчества.
        В 1930-е гг. в ссылке в Мирзояне проживал митрополит Иосиф (Петровых).
        Наталия Сивакова обратилась за пояснением по вопросу иосифлянства к монаху
        Серапиону в Киево-Печерскую Лавру, и после его разъяснений Наталия Сивакова
        и ее окружение утвердилось в правоте митрополита Сергия (Страгородского) и
        не вступало в общение с иосифлянами.
        В декабре 1936г. в Мирзоян для отбывания ссылки прибыл архиепископ Омский
        Алексий (Орлов). Верующие поселили его на квартире по улице 4-й Бульварной.
        В доме у Наталии Лукьяновны Сиваковой на 3-й Бульварной был оборудован храм,
        где владыка Алексий совершал богослужения.
        Владыка Алексий по согласованию с епископом Ташкентским Борисом (Шипулиным)
        включился в работу по регистрации Мирзоянской общины, готовил документы
        к подаче в горсовет. (В 1937г. Успенская церковь была отдана православным,
        но это произошло уже после ареста владыки Алексия и ареста обновленческого
        духовенства).
        Весной 1937г. к владыке Алексию обратились жители с.Дмитриевки Киргизской ССР
        с просьбой об открытии молитвенного дома в их селе.
        В апреле 1937г. на квартире у архиерея состоялось совещание по этому вопросу.
        По поручению архиепископа Алексия Наталия Сивакова ездила в Дмитриевку.
        В благодарность за помощь жители Дмитриевки через Наталию Лукьяновну передали
        владыке духовную литературу. Воспользоваться книгами архиепископ Алексий
        не успел: 15 мая 1937г. его арестовали и этапировали в Чимкент, а 4 сентября
        он был расстрелян.
        Вскоре после ареста владыки Алексия в газете "Гудок" вышла пропагандистская
        статейка "Сектантские лазутчики в поселке Мирзоян":
            "...Церковной общиной на ст.Мирзоян руководит женщина — Сивакова Наталия.
            Ее дочь — бывшая комсомолка, работала в 13 дистанции пути. После исключения
            ее из комсомола и изгнания с производства, она сделала публикацию в газете
            о том, что порывает со своей религиозной матерью. Но это была уловка.
            Беспечный начальник депо Ерофеев принял ее к себе, и сейчас, работая в техбюро,
            она продолжает вербовать в церковь деповскую молодежь...
            Прибыл в Мирзоян и остановился у Сиваковой поп Орлов. Приехал он с целью
            переключить эту группу на контрреволюционную деятельность.
            Кое-что ему удалось сделать, но вскоре он был разоблачен и арестован.
            Было установлено, что по заданию Орлова промывальщики депо Грохутов и
            Стуков подбрасывали в котлы паровозов болты, гайки, ключи и т. п.".
        Нет оснований верить, будто бы дочь отреклась от верующей матери. Но и
        опровергнуть это утверждение нечем. В те страшные годы отречение детей
        от родителей было частым явлением [Зв1].
        Константин Матвеевич Коньков и Наталия Лукьяновна помогали ссыльным, несколько
        раз за год они производили сбор пожертвований на помощь нуждающимся, собранные
        деньги передавали ссыльным, а также монахам, проживающим в тайных скитах
      Аресты
        Южно-Казахстанская о., г.Мирзоян (Джамбул) (Казахстан, Жамбылская о., г.Жамбыл) 
        Год ареста 1938 
        День ареста 21 
        Месяц ареста 1 
        21 января 1938г. Наталия Лукьяновна была арестована вместе с Константином
        Матвеевичем Коньковым. Арестованные были заключены в тюрьму
      Осуждения
        тройка при УНКВД СССР по Южно-Казахстанской обл. 
        31/01/1938 
        Обвинение "активный руководитель и организатор староцерковнической религиозной общины тихоновского течения в Мирзояне" 
        Статья ст.58–10 УК РСФСР 
        Приговор высшая мера наказания — расстрел с конфискацией лично принадлежащего имущества 
        Спецархив Департамента Внутренних Дел Жамбылской обл. Ф.11. Д.П-1671.
        В предъявленном обвинении по ст.58–10 виновной себя не признала.
        Из протокола допроса:

           "— Вы обвиняетесь в том, что имели контрреволюционную связь с участниками
            контрреволюционной организации церковников архиереем Ташкентским Борисом
            Шипулиным и архиереем из Омска Орловым и по заданию их проводили
            контрреволюционную работу среди населения.

            — Я признаю, что я действительно ездила в г.Ташкент к архиерею два раза,
            в первый раз — в 1935г. за священником и второй раз — в 1936г. —
            по церковному делу.
            Была у архиереев, но контрреволюционную работу не вела".
        Из показаний "свидетелей":
           "Константин Коньков и Наталия Сивакова вели террористическую пропаганду,
            призывая убивать представителей власти".
           "Наталия Сивакова угрожала отравить всех коммунистов ядом".
        Предъявленные обвинения Наталия Сивакова и Константин Коньков отрицали.
        Из обвинительного заключения:
           "КОНЬКОВ и СИВАКОВА... на протяжении трех лет являлись активными руководителями
            и организаторами староцерковнической религиозной общины тихоновского
            течения в Мирзояне и в близлежащих районах КирССР.
            Имели непосредственную связь с участниками контрреволюционной организации
            староцерковников бывшим архиереем Ташкента ШИПУЛИНЫМ Борисом и отбывавшим
            в Мирзояне ссылку бывшим архиереем Омска ОРЛОВЫМ Алексеем (ныне приговоренными
            к ВМН), по заданию которых вели контрреволюционную организационную
            деятельность по созданию нелегальных религиозных общин тихоновского течения.
            Одновременно вели контрреволюционную террористическую агитацию среди населения,
            используя при этом религиозные предрассудки масс".
        31 января 1938г. "тройка" УНКВД Южно-Казахстанской обл. вынесла Наталии
        Сиваковой и Константину Конькову приговор — расстрел с конфискацией личного имущества.
        В деле отсутствует документ о приведении приговора в исполнение.
        Исследователь, священник Владимир Воронцов пишет [Зв1]:
           "Отсутствие этого документа породило впоследствии сомнительное утверждение
            о том, что будто бы приговор к ВМН К.Конькову и Н.Л.Сиваковой был заменен
            на 10 лет ИТЛ. Это предположение было внесено в житие и во все церковные
            базы данных. Но это предположение не выдерживает критической оценки.
            В случае истинности этого утверждения к делу должны были быть подшиты
            документы о помиловании и замене приговора. Кроме того, когда заключенного
            направляли к месту отбывания наказания, к делу подшивали справку об
            этапировании и справку о прибытии в место назначения. Но таких справок
            в деле нет. Разумнее было бы предположить, что при сшивании в архиве
            дела мог каким-то образом потеряться небольшой листок с выпиской из
            акта о приведении расстрела в исполнение, чем предполагать потерю
            сразу нескольких справок...
            Родственникам осужденных не сообщали о расстреле их близких.
            Им говорили, что их родной человек приговорен к длительному сроку
            без права переписки. Когда в 1950-е гг. начался процесс реабилитации
            жертв сталинских репрессий, многие родственники арестованных в 1930-е гг.
            стали обращаться в КГБ с запросами о судьбе своих близких.
            По этому вопросу 24 августа 1955г. Председатель КГБ генерал армии И.Серов
            подписал секретное указание N 108сс. В указании говорилось:
               "В необходимых случаях при разрешении родственниками осужденных
                имущественных и правовых вопросов и в других случаях по требованиям
                родственников производится регистрация смерти осужденных к ВМН в ЗАГСах
                по месту их жительства до ареста, после чего родственникам выдается
                установленного образца свидетельство о смерти осужденного".
            В свидетельстве указывались паспортные данные осужденного к ВМН, а также
            "дата смерти осужденного (определяется в пределах десяти лет со дня его
            ареста), причина смерти (приблизительная)"
                [Зв1 (ГУЛАГ: Сборник документов. 1918–1960...)]
      Места заключения
        Южно-Казахстанская о., г.Мирзоян (Джамбул) (Казахстан, г.Жамбыл (Тараз)), тюрьма 
        Год начала 1938 
        День начала 21 
        Месяц начала 1 
        Год окончания 1938 
    Кончина
      1938 
      расстрел 
      В апреле 1956г. в КГБ обратился сын Наталии Лукьяновны Иван Борисович Сиваков.
      Он просил сообщить о судьбе его матери. На заявлении Сивакова, которое приобщено
      к делу, имеется его расписка:
          "Мне, Сивакову И.Б., 7 мая 1956г. в ответ на мое заявление объявлено,
           что Сивакова Н.Л. в 1938г. была осуждена на 10 лет и, отбывая наказание,
           умерла в лагере 14 февраля 1941 года от порока сердца".
      При рассмотрении заявления И.Б.Сивакова в учетно-архивном отделе КГБ Джамбула
      была сделана запись:
          "Сивакова приговорена к ВМН. Об исполнении приговора сведений нет"
      Начальник КГБ Джамбула направил в ЗАГС распоряжение:
          "Зарегистрировать смерть гражданки Сиваковой Н.Л., последовавшей
           5 февраля 1945г. от порока сердца".
      Сведения о смерти Натальи Сиваковой в местах заключения в 1941г. были
      сфальсифицированы КГБ. Даже дата смерти указана разная: сыну Ивану в Москве
      сообщили, что мать умерла 14 февраля, а в Джамбулском ЗАГСе зарегистрировали
      смерть 5 февраля.
      Есть все основания полагать, что К.М.Коньков и Н.Л.Сивакова были расстреляны
      в 1938г., вскоре после вынесения им смертного приговора [Зв1]
    Канонизация
      Мученица Наталия Сивакова 
      Дата 20/08/2000 
      Кем канонизирован Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, 13–16 августа 2000г. 
      Кто представил Алматинская епархия 
      Дни памяти
        Собор новомучеников и исповедников Российских 
        Первое воскресение, начиная с 25.01/07.02
    Реабилитация
      Дата 05/05/1989 
      По году репрессий 1938 
    Публикации ->
      1.Деяние Юбилейного Освященного Аpхиеpейского Собоpа Русской Пpавославной Цеpкви о собоpном пpославлении новомучеников и исповедников Российских XX века. Москва, 12–16 августа 2000г.
    Заявители ->
      1. Королева Вера Викторовна (исследователь)
      Использованы материалы Архива Департамента КНБ РК по Джамбульской о.
      2. иерей Воронцов Владимир, настоятель Рождество-Богородицкого храма с.Мерке
      Иерей Владимир Воронцов — руководитель Отдела религиозного образования и катехизации
      Чимкентской и Таразской епархии.
      Использованы материалы:
         Спецархив ДВД Жамбылской обл. Ф.11. Д.П-1671. ЛЛ.3–5,9,28,30–32,39–40,44. (Архивное дело по обвинению Конькова и Сиваковой);
         Жамбылский ГА Республики Казахстан. Ф.778. Оп.1. св.1. Д.9. Л.4.;
         ГУЛАГ: Главное управление лагерей. Сборник документов. 1918–1960. Под ред. акад. А.Н.Яковлева; сост. А.И.Кокурин, Н.В.Петров. М.: МФД, 2000. С.163–164.;

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ