Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX ДеньСмерти 3
Дела ozr.30
    Мошин Владимир Алексеевич 
    Год рождения 1894 
    День рождения 26 
    Месяц рождения 9 
    Место рождения Санкт-Петербург 
    протоиерей 
    Специальность славист, византолог, археограф, академик 
    Академик Македонской Академии наук, выдающийся ученый-византолог и славист,
    специалист по славянской археографии, основатель югославянской палеографической
    науки.
    Родился 26 сентября (9 октября) 1894г. в семье писателя Алексея Н.Мошина.
    В детстве он часто жил в Москве, в доме своего деда — П.П.Панова, который
    происходил из дворянского сословия и служил на Главном Почтамте. Семья деда была многочисленной,
    шумной, веселой и при этом глубоко православной, как писал позже сам о.Владимир
    в своих воспоминаниях, "строго соблюдала посты, радостно встречала праздники,
    гордилась успехами молодежи в школе".
    Отец, по воспоминаниям о.Владимира Мошина, "был по убеждениям социалистом-революционером".
    В 1913г. Владимир Мошин поступил на историко-филологический факультет
    Петербургского университета
    ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[до 1920г.] [1920-1921гг.] [с 1921г.] [1939-1942гг.] [1942-1987гг.] [до 1987г.]
      Образование
        Петербургский университет, историко-филологический факультет 
        Год поступления 1913 
        Год окончания 1914 
        Из воспоминаний о.Владимира Мошина:
            "Состав профессоров был в то время, в буквальном смысле, блестящим. Я с
             увлечением слушал лекции у С.Ф.Платонова, Н.И.Кареева, А.А.Васильева,
             А.Е.Преснякова, А.И.Введенского, Н.О.Лосского, Д.В.Айналова, работал в
             семинарах и просеминарах.
        Учебные занятия прервала Первая Мировая война. Владимир Мошин с группой товарищей
        записался добровольцем. Уже осенью 1914г. он участвовал в боях Брусиловской армии,
        за что был награжден Георгиевской медалью и произведен в прапорщики.
        Служил в чине прапорщика 155 пехотного Кубанского полка,
        За героическое участие в операции под Эрзерумом он получил орден Святого Владимира
        с мечами, был представлен к ордену Святого Георгия, но в штабной неразберихе не
        получил его
        Тифлисский университет, историко-филологический факультет 
        Год поступления 1917 
        Год окончания 1918 
        Осенью 1917г. в Тифлисе он, по его словам, "решился перейти на гражданское положение
        и тотчас же записался на историко-филологический факультет, где прослушал два семестра
        Киевский университет, историко-филологический факультет 
        Год поступления 1918 
        Летом 1918г. он перебрался в Киев и продолжил учебу.
        Из его воспоминаний:
            "На историко-филологическом факультете в Киеве нашли приют многие петроградские
             ученые, между ними... Д.В.Айналов".
        Параллельно он записался в Киевский Археологический институт
        Киевский Археологический институт 
        Год поступления 1918 
        В археологическом институте работали В.М.Довнар-Запольский, С.И.Маслов,
        Ю.А.Яворский, Н.Д.Полонская, с которой Владимир Мошин особенно подружился.
        Он принял участи в археографической секции, руководил которой С.И.Маслов.
        Из воспоминаний о.Владимира Мошина:
            "Каждому члену этой секции поручалось обследовать в течение недели рукописные
             и книжные фонды определенных монастырей и церквей и представить доклад с
             общим обзором коллекций и с перечислением редких и ценных рукописей и
             старопечатных книг. Комиссия работала в течение всей весны и собрала
             интересные материалы... Для меня эта работа была ценнейшей школой — практикой
             как археографии и палеографии, так и методики каталогизации рукописей и
             старопечатных книг".
        В Киеве произошла встреча Владимира Мошина со своей будущей женой —
        Ольгой Яковлевной Кирьяновой
      Места проживания
        Санкт-Петербург 
        Год начала 1913 
        Год окончания 1914 
        Тифлис 
        Год начала 1917 
        Год окончания 1918 
        Киев 
        Год начала 1918 
        Год окончания 1920 
        Месяц окончания 8 
        Крым 
        Год начала 1920 
        Год окончания 1920 
        Месяц окончания 12 
        В августе 1920г. Владимир Мошин присоединился к Добровольческому движению в
        составе сводного кирасирского полка Добровольческой Армии на южном фронте.
        После взятия Перекопа, вместе с женой, которая выполняла обязанности полкового
        врача, с одним чемоданчиком в руках, Владимир Мошин эвакуировался из Крыма
        на стареньком угольщике "Аскольд"
      Награды
        Георгиевская медаль 
        Год награждения 1914 
        орден св.Владимира с мечами 
      Места проживания
        Югославия (Хорватия), г.Копривница 
        Год начала 1920 
        Месяц начала 12 
        Эмигрировал в Сербию (Югославию).
        В декабре 1920г. семья Мошиных оказалась в Югославии в небольшом хорватском городке
        Копривница в составе группы русских из 50 человек.
        Из его воспоминаний:
            "Благодаря гостеприимному отношению всего местного общества, и в особенности
             местных домов, оказавшим приют как русским семьям, так и беженцам-одиночкам,
             очень быстро все мы живо вошли в местную среду, где культурное хорватское
             общество, семьи тамошних сербов и богатые еврейские дома соперничали между
             собой в размерах внимания к нам и посильной помощи особо нуждающимся беженцам"
        Жена его Ольга Яковлевна сразу стала давать уроки французского и музыки, а в
        августе 1921г. они оба получили места преподавателей в местной гимназии, Ольга
        Яковлевна — французского языка, Владимир Алексеевич — истории и географии.
        Из его воспоминаний:
            "В коллективе гимназии царил дух славянофильства, отражая общее настроение
             хорватской интеллигенции... в служебной обстановке преподаватели жили дружно,
             не перенося в школу настроения улиц, в связи с политической борьбой хорватской
             националистической партии Степана Радича..."
      Образование
        Белградский университет 
        Год поступления 1921 
        С первых же дней эмиграции Мошин наладил связи с русскими научными обществами,
        восстановил личные контакты, переписку.
        В 1921г. он сдал в Белграде выпускные государственные экзамены за университетский курс
        по исторической группе историко-филологического факультета перед Белградской
        Комиссией весьма представительного общества русских ученых, которую составляли
        профессора: Е.В.Спекторский — председатель, А.П.Доброклонский — история средних
        веков, М.А.Георгиевский — древняя история, П.Ф.Афанасьев — история нового
        времени, Ф.В.Тарановский и А.В.Соловьев — русская история, А.Л.Погодин —
        история славян, В.В.Зеньковский — история новой философии.
        Из воспоминаний В.Мошина:
             "Все эти ученые при личном знакомстве произвели на меня глубокое впечатление
              как глубиной и энциклопедической широтой своих знаний, так и личной
              обаятельностью которая при дальнейшем нашем знакомстве с некоторыми из них
              превратила первоначальную симпатию в искреннюю дружбу... "
      Места проживания
        Югославия (Хорватия), г.Копривница 
        Год начала 1921 
        Занимаясь преподавательской работой, Мошин продолжал свои научные исследования.
        В годы, проведенные в Кропивнице, им были написаны три большие сочинения:
        "Древнейшая этнология Восточной Европы" (осталась неопубликованной),
        "Варяжский вопрос" и "Черноморская Русь". Написание этих работ стало возможным
        в результате изучения им фондов хорватских библиотек и архивов, сотрудничеству
        с профессором Степаном Ившичем из Загреба и профессором Райко Нахтигалем из
        Любляны, сделавшими доступными для В.Мошина "сокровища Югославской Академии Наук
        и люблянского славистического семинария".
        Весной 1928г. Владимир Алексеевич Мошин защитил в Загребском университете
        докторскую диссертацию о норманской колонизации на Черном море.
        С середины 1920-х гг. В.Мошин установил постоянные и плодотворные контакты с
        белградским и пражским научными кругами, вел активную научную переписку.
        Одним из первых, кто вовлек его в работу Белградского круга историков,
        был выдающийся представитель русского славяноведения А.Л.Погодин.
        Из воспоминаний В.Мошина:
             "Вскоре после наших бесед о моих научных занятиях в России по его предложению,
              я стал членом Археологического общества..., и наши дружеские отношения
              продолжались до его смерти 16 мая 1947г.".
        Проблемы, которыми интересовался В.А.Мошин, — взаимоотношения Древней Руси,
        Византии и Хазарии — относились к тому кругу исследований, которые понесли
        сильнейший урон в результате кризисных процессов в русской исторической науке
        XX века, расколовшейся на две части — советскую и зарубежную и вынужденной
        преодолевать объективные и субъективные трудности.
        Русское научное сообщество было трагически и искусственно разорвано, и это
        нанесло непоправимый урон науке и судьбам самих ученых.
        Из переписки корифея византинистики В.Н.Бенешевича (из СССР, расстрелян по обвинению
        в шпионаже в 1938г.), который откровенно писал о состоянии византологии,
        протестуя против развала блестящей научной школы:
             "Византиноведение вообще находится под каким-то запретом!...
              Стремятся уничтожить ту область науки, в которой русские ученые по праву
              заняли почетное положение и этого положения имели бы силы не сдавать и
              теперь, сидя у первоклассных сокровищ и обладая еще такими средствами
              работы и мыслями, что даже младшее поколение — ученики, эмигрировавшие
              за границу и потому лишенные многого, как Вернадский, Острогорский и др.,
              выдаются среди византинистов Европы".
        Византинисты из СССР были заинтересованы в получении оттисков статей В.А.Мошина,
        В.Н.Бенешевич писал в семинар Кондакова в Прагу письма с просьбой:
             "Порекомендуйте меня Мошину, чтобы он прислал мне оттиски своих работ,
              названия которых мне известны, а сами они мне не доступны совсем...".
        Не менее заинтересованы были в продолжении контакта и белградские ученые, в т.ч.
        и В.Мошин, о чем свидетельствовали его письма Бенешевичу:
              "Пожалуйста, как будет возможно, присылайте нам Ваши работы —
               каждое получение для нас является большим праздником... Знаем о том,
               как много интересного делается у Вас, и нет возможности прочесть это...
               Я, например, не смог прочесть еще книгу Коковцева о хазарских письмах,
               которая меня очень интересует, не читал также статей Рыдзевской...
               К сожалению, в последнее время мне пришлось почти оставить и хазар, и
               варягов, и русские древности вообще, о которых собрано много материала
               и наблюдений. Приходится писать о чистой Византии и о южных славянах".
              "...Вы меня, конечно, не помните, когда я в 1913г. был студентом в Петербургском
               университете. Хотя я в то время уже интересовался Византией, но больше
               всего работал по русской истории и не думал, что придется стать византологом".
        Наиболее тесные связи В.Мошин поддерживал с семинаром Н.П.Кондакова в Праге, его
        постоянным корреспондентом был известный ученый А.В.Флоровский, их переписка длилась
        более 20 лет. В "Анналах" семинара были опубликованы статьи и рецензии В.А.Мошина.
        В 1929г. В.А.Мошин присутствовал на I Международном конгрессе славистов в Праге,
        где русские историки-эмигранты находились в центре научного внимания.
        В 1929г. Флоровский приезжал с лекциями в Белград. В.А.Мошину на этот
        же период Научный институт предоставил "для научных занятий стипендию на два семестра",
        однако в гимназии, где он преподавал, его не отпустили, и белградская встреча
        ученых не состоялась.
        К началу 1930-х гг. В.А.Мошин значительно "перерос" место преподавателя в гимназии,
        да и научные интересы уже не удавалось реализовать в хорватской провинции.
        Отрыв от научного сообщества все сильнее давал о себе знать.
        Из его письма А.В.Флоровскому:
            "Мы истосковались по интересному человеку, здесь [в Кропивнице] почти
             совсем нет русских".
        Наиболее близкая связь у В.А.Мошина установилась с русскими учеными в Белграде и
        с русским обществами в соседнем г.Панчево.
        Около 1930г. В.А.Мошин заговорил с А.Л.Погодиным о возможности научной и
        преподавательской работы для себя в Белграде, спрашивая для себя о месте
        ассистента в Белградском университете.
        Однако Погодин сообщил В.А.Мошину о возможности получить место доцента
        византоведения на философском факультете в Скопье
        Югославия (Македония), г.Скопье 
        Год начала 1930 
        Год окончания 1932 
        Переезд в Скопье был для В.А.Мошина радостью, т.к.
        в это время там работали русские коллеги: В.А.Розов, Е.В.Аничков, сербские
        ученые: Душан Неделькович, Радослав Груич, Мита Костич и другие.
        В 1930г. В.Мошин принял участие в III Международном конгрессе византологов в Афинах
        в качестве докладчика о Кембриджском хазарском документе. Здесь он познакомился
        с крупнейшими учеными — Шарлем Дилем, Анри Грегуаром, А.Гейзенбергом, Фр.Делгерой
        и др. Участников из СССР не было.
        Подготовка к преподавательской деятельности была очень серьезной.
        Из письма В.А.Мошина А.В.Флоровскому:
             "Здесь нужно сдавать (кроме нашего государственного и независимо от
              доктората) особый, т.н. "профессорский экзамен" для обеспечения себе штатной
              службы: пришлось всю зиму посвятить логике, психологии, педагогике, методике,
              администрации средней школы, сербскому языку и литературе сербов, хорватов
              и словенцев".
        Он был выбран на должность доцента по кафедре византологии философского факультета.
        В 1930г. приступил к чтению лекций по истории Византии и Римского царства
        в университете в Скопье.
        Однако процесс "утверждения" в должности затянулся, и В.А.Мошину в 1930-е годы
        так и не довелось стать сотрудником университета в Скопье.
        В 1932г. он переехал в г.Панчево
        Югославия, г.Панчево 
        Год начала 1932 
        Панчево находилось ближе к очагам русской культуры, недалеко от Белграда.
        Эмигранты группировались там около панчевского госпиталя, в котором "русские
        больные из всей Югославии находили приют и помощь талантливых ученых докторов".
        В г.Панчево жил и брат В.А.Мошина, медик.
        Из воспоминаний В.А.Мошина:
              "Семь лет панчевско-белградской жизни — вероятно наиболее спокойные и
               устоявшиеся в жизни нашей семьи".
        С 1932г. В.А.Мошин теснейшим образом был связан с работой Русского Научного
        института и Белградского университета, в котором получил место приват-доцента
        по кафедре византоведения.
        Годы работы в Белградском университете были необычайно плодотворны.
        В этои годы укрепилась его дружба с русскими коллегами по Университету и
        научным интересам — А.В.Соловьевым и Г.А.Острогорским.
        В центре внимания В.А.Мошина было изучение памятников по истории Руси, южных
        славян и Византии.
        Совместно с А.В.Соловьевым он много работал над изданием греческих грамот
        сербских государей, обращался к проблемам внутреннего устройства Византии —
        финансам, податной системе, социальной структуре, а также историей Руси
        и ее связи с южными славянами.
        Публиковался в изданиях: "Записки Русского Научного института в Белграде",
        "Сборники Русского Археологического общества", "Владимирский сборник",
        в пражских изданиях "Филологические пражские сборники", в западно-европейских
        изданиях и др.
        В.А.Мошин предпринял попытку стать главным редактором вновь созданного совместного
        русско-сербского издания "Русско-Jугословенски алманах", издававшегося в Панчево.
        Однако дальше первого номера дело не пошло.
        В центре внимания В.А.Мошина в 1930-е годы находилось изучение письменных памятников
        Афона.
        С 1935г. он каждое лето проводил на Афоне. Там он изучал в архивах монастырей
        важнейшие сербские и греческие источники. Совместно с А.В.Соловьевым издал книгу
        "Греческие грамоты сербских государей". Уже в первое лето Мошин и Соловьев
        обследовали 15 афонских монастырей, изучая и копируя греческие грамоты.
        В 1936г. работа была продолжена в монастыре Ватопед в Великой Лавре.
        Дольше всего Мошин пробыл на Афоне в 1938г. сначала с Георгием Острогорским,
        а потом один, работая с грамотами Демпота Углеши и царя Душана.
        В последний раз он побывал на Афоне летом 1939г.
        Особое место в трудах В.А.Мошина занимают его работы об игуменах Хиландара
        (сербского монастыря на Афоне), а также "Русские на Афоне и русско-византийские
        отношения в XI-XII веке" и "Житие старца Исайи, игумена русского монастыря
        на Афоне".
        Состоя в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви, он являлся участником
        2-го Карловацкого зарубежного собора (с 14 по 24 августа 1938г.)
        Югославия (Македония), г.Скопье 
        Год начала 1939 
        Год окончания 1939 
        В 1939г. В.А.Мошин был снова приглашен на кафедру византоведения в г.Скопье.
        Там его застала немецкая оккупация. Из его воспоминаний:
             "6 апреля рано утром, около 6 часов... мы услышали торжественно-истерическую
              речь Гитлера, в которой объявлялась война Югославии... Воцарилось томительное
              ожидание наступающей катастрофы. Немецкое наступление с болгарской стороны
              было стремительно. Сразу установилась немецкая комендатура, в разных пунктах
              города были поставлены часовые... Немецкие патрули по дороге подбирали всех
              прохожих и длинной колонной гнали их за проволочную ограду. В эту колонну
              неожиданно попал и я. Мое счастье было, что колонна проходила мимо здания
              университета, в которое мне удалось ускользнуть... В мертво опустевшем здании
              я пробрался в свой византологический факультет, захватил 3–4 редкие книги...
              и свою коллекцию фотографий сербско-греческих грамот... И с ними подмышкой
              добрался до дому... ".
        После перехода Македонии под власть Болгарии профессорский состав был причислен к
        философскому факультету Белградского университета.
        Болгарские коллеги-историки в это время предложили Мошину перейти на службу в Болгарию
        и возглавить музей в оккупированном греческом городе Кавалле. Мошин этого предложения
        не принял. В Скопье шла ускоренная "болгаризация" — "начиная от школы и церкви".
        Большинство русских преподавателей остались на своих местах, но для них это было
        большим испытанием.
        В.А.Мошин с семьей в товарном вагоне с небольшими остатками обстановки, книгами,
        картинами и носильными вещами переехал в Белград
        Югославия, г.Белград 
        Год начала 1939 
        В Белграде В.А.Мошин был включен в состав профессуры университета.
        Одновременно он преподавал историю в русской гимназии в Белграде
      Служение
        Югославия, г.Белград 
        Должность регент церковного хора 
        Год начала 1939 
        Год окончания 1942 
        Основным центром притяжения в оккупированном Белграде для него стала Церковь.
        Из его воспоминаний:
            "В эти годы "глубокой подавленности под гнетом оккупации, в мыслях о
             страданиях Родины для нас с женой Русская Церковь стала главным духовным
             прибежищем".
        Они с женой бывали в храме ежедневно, иногда и утром, и вечером.
        В.А.Мошин руководил церковным хором. Ольга Яковлевна, обладая прекрасным
        голосом, пела в хоре
      Образование
        Богословский курсы в Белграде, богословский кружок при митрополите Анастасии 
        Год окончания 1942 
        Из воспоминаний В.А.Мошина:
            "В связи с тяготением русского общества к Церкви при благословении митрополита
             Анастасия (Грибановского) были организованы богословские курсы для популяризации
             знаний догматического богословия, истории Русской Церкви, канонического права и
             церковного устава".
        В занятиях принимали участие видные профессора: С.В.Троицкий, А.В.Соловьев,
        сам В.Мошин и др.
            "Параллельно у митрополита Анастасия (Грибановского) проходили закрытые
             собрания кружка видных ученых и общественных деятелей. На них обсуждались
             острейшие проблемы: нацистские теории Розенберга, фашизм,и церковь и др.
             После прослушанных курсов в оккупированном Белграде ряд русских интеллигентов —
             выдающихся деятелей РПЦ, приняли церковный сан: Н.В.Рклицкий — архиепископ
             Никон (США), Федор Раевский — епископ Савва (Австралия), братья Антоний и
             Леонтий Бартошевичи (занимавшие кафедру в Женеве) и др.".
        В то время В.А.Мошин также принял священный сан
      Рукоположение
        диакон 
        1942 
        День 26 
        Месяц 9 
        Место Югославия, г.Белград 
        иерей 
        1942 
        День 14 
        Месяц 10 
        Место Югославия 
        Кто рукоположил митрополит Анастасий (Грибановский) 
      Служение
        Югославия, г.Белград, Русская церковь Св.Троицы 
        иерей 
        Должность сверхштатный священник 
        Год начала 1942 
        Месяц начала 10 
        Год окончания 1947 
        Летом 1944г. началась спешная эвакуация немецких учреждений, тогда же уехала
        большая часть русского духовенства во главе с митрополитом Анастасием.
        О.Владимир твердо решил остаться. Те, кто остался, совершенно не знали, что их
        ждет в будущем. Красная Армия и партизаны приблизились к Белграду.
        В храме св.Троицы остались 4 священника: настоятель о.Иоанн Сокаль, о.Владислав
        Неклюдов, о.Виталий Тарасьев и о.Владимир Мошин
      Аресты
        Югославия, г.Белград 
        Год ареста 1944 
        Из воспоминаний протоиерея Владимира Мошина:
            "Советские воины... не проявляли никакого недружелюбия к моей свящннической
             рясе... В первый же вечер... во время обхода арестовывали всех, подозреваемых
             в сотрудничестве с немцами, к их числу относили и русских эмигрантов...
             Арестовали и меня... В подвале были профессора университета, политические
             деятели периода оккупации, соседи-эмигранты..."
      Осуждения
        ././1944 
        Приговор из-под стражи освободить 
        Из воспоминаний протоиерея Владимира Мошина:
            "Наутро меня вызвали на допрос к молодому советскому офицеру. Это был
             культурный, очень симпатичный боевой офицер, который подробно расспросил
             меня о положении русских в Белграде, о русской церкви...
             После окончания допроса сразу передал меня в местный орган управления для
             немедленного освобождения и сам вывел меня на улицу, чтобы предохранить от
             возможных неприятных столкновений... "
      Служение
        Югославия, г.Белград, Русская церковь Св.Троицы 
        иерей 
        Год начала 1945 
        Месяц начала 4 
        Год окончания 1947 
        20 апреля 1945г. о.Владимир Мошин был принят в юрисдикцию Московской Патриархии.
        В 1947г. церковь св.Троицы в Белграде стала подворьем Московской Патриархии.
        Семья Мошиных, как и семьи других иереев, приняли советское гражданство.
        В этот период В.А.Мошин размышлял о переезде и продолжении научной работы в СССР,
        но было одно серьезное обстоятельство, которое исключало такой переезд —
        это невозможность совмещать в СССР научную работу и обязанности священника.
        В этом же 1947г. возобновилась научная жизнь в Белграде.
        Начали создаваться научные институты Академии Наук. Одним из первых образовался
        Исторический институт Академии Наук, куда Мошина пригласили на должность
        старшего научного сотрудника, однако он к тому времени уже вел переговоры о
        переезде в г.Загреб.
        Летом 1947г. семья Мошиных переехала в г.Загреб
        Югославия, г.Загреб, Преображенская церковь 
        протоиерей 
        Должность сверхштатный священник 
        Год начала 1947 
        Год окончания 1959 
        В Загребе о.Владимир получил место директора Архива Академии Наук и Искусства
        по приглашению академика и крупного слависта Степана Ившича.
        В 1947г. протоиерей Владимир Мошин получил отпуск из Белградской Русской Церкви
        и был причислен к клиру Загребской епархии Сербской Православной Церкви,
        где начал служение в Преображенской церкви. В церкви служил ежевечерне,
        после работы в Архиве Академии Наук.
        Годы работы в Архиве в Загребе были наполнены научным описанием, изучением и
        каталогизацией собрания славянских рукописей — кириллических, глаголических и
        латинских. Кроме того, он занимался подготовкой и воспитанием научных кадров.
        Для этого о.Владимир организовал при Архиве практические курсы по архивистике
        и палеографии. Он наладил при Архиве консервацию и реставрацию ветхих рукописей.
        В центре его внимания была филигранология. О.Владимир завершил описание кириллических
        рукописей собрания Академии Наук Югославии, и это описание стало образцом для
        археографов.
        В центре внимания его исторических работ по-прежнему находились связи Руси — России
        с южными славянами: "Переписка русского самозванца Ивана Тимоки Акундинова с
        Дубровником, год 1648", "К истории взаимоотношений русской и южнославянской письменности",
        "Из истории сношений Римской курии, России и южных славян в середине XVII века",
        "К вопросу о периодизации русско-южнославянских литературных связей в X-XV вв.".
        В своих работах он много внимания уделял проблемам средневековой культуры и
        взаимовлияния культур:
           "Всякий раз, обращаясь к нашей средневековой истории — изучая государственное
            устройство, исследуя фрески или грамоты, читая апокрифы, сталкиваешься с
            влиянием Византии на наши народы... Это общее византийское наследство было
            основным сближающим фактором во взаимоотношениях России и южных славян".
        В 1958г. он участвовал в работе IV Международного съезда славистов в Москве.
        На этом съезде проблема межславянских литературных связей была одной из ключевых.
        Прот. Владимир Мошин был одним из основных участников обсуждения.
        Он предострегал от преувеличения влияния болгарской литературной традиции на Русь,
        будучи противником высказанного акад.Д.С.Лихачевым одностороннего представления
        о Болгарии в XIV в. как об "огромном центре, через который проходило византийское
        влияние на Сербию и Россию, центре, через который византийское влияние получило
        свою славянскую окраску....".
        В пользу своей позиции о.Владимир Мошин приводил аргументы:
             "...Именно для XIII и XIV вв. наиболее характерной чертой в области
              южнославянской письменности является чрезвычайно близкая связь между сербской
              и болгарской культурной жизнью...".
        Кроме того, В.А.Мошин напоминал, что в рассматриваемый период посредническая роль Болгарии
        для связей Сербии с Византией была совершенно не нужна, так как в XIII-XIV вв.
             "Политически и династически сербы были более связаны с Византией, чем болгары.
              Следует говорить о живой культурной связи всех славянских Балкан".
        Прот.В.Мошин приводил убедительные факты культурного взаимодействия сербских
        земель и Руси.
        Знания и опыт В.А.Мошина позволяли ему существенным образом расширить представление
        о процессах, происходивших в средние века на Балканах.
        В 1959г. протоиерей Владимир вышел за штат для научной деятельности.
        Через некоторе время он был вынужден оставить свой пост директора
        Загребского Архива и вернуться в Белград
      Места проживания
        Югославия, г.Белград 
        Год окончания 1967 
        В Белграде в течение 6 лет он плодотворно работал в Отделе рукописей Народной
        библиотеки.
        В 1950-е -1960-е гг. осуществлялась связь В.А.Мошина с русским учеными в
        Москве через Институт Славяноведения и через славистов Москаленко и Богатырева.
        С 1960г. он стал членом Археографической комиссии при Министерстве культуры.
        Из переписки В.А.Мошина с Москаленко:
             "Работы много — принял на себя большую задачу систематического описания
              южнославянских рукописей для Археографической комиссии....
              Мало времени для самостоятельной научной работы...
              Институт истории вновь обратился ко мне с просьбой принять на себя курс
              кирилловской палеографии на ежегодных курсах....".
        В письме к Богатыреву прот.Владимир сообщал:
             "После ухода на пенсию... иначе располагаю своим временем ...Удалось хорошо
              поработать два месяца в Дубровнике, где занимался водяными знаками XVI-XVII вв.
              в Черногории и на Косово, где описывал рукописи в Савине, Никольце и Грачанице".
        Осенью В.А.Мошин собирался быть в Москве и Ленинграде и выступить с докладом о периодизации
        русско-южнославянских связей, "который будет ответом на доклады В.Виноградова,
        Гудзия,Д.С.Лихачева на московском съезде".
        В 1960-е годы Мошины довольно часто бывали в СССР.
        В Лениграде проживала сестра протоиерея Владимира. В СССР появилось у него и
        много новых молодых друзей, в т.ч. Н.А.Дворецкая.
        Из воспоминаний Н.А.Дворецкой о прот.Владимире Мошине:
            "Я дежурила в читальном зале [Отдела рукописей ГПБ], когда вошел небольшого
             роста немолодой уже человек, во всей фигуре которого обращала на себя внимание
             энергия, собраность, решительность и деловитость, и был он как-то по
             особому предупредителен и вежлив. Мне показалось, что во всем его облике
             чувствовалась какая-то сдерживаемая радостная взволнованность и в то же
             время некоторая настороженность... Наш новый читатель приехал из
             Югославии, это был очень крупный деятель архивной работы и
             ученый-славист с мировым именем".
        Несмотря на внешне благополучную научную жизнь в Югославии, протоиерей Владимир
        тосковал по Родине, считал себя частью русского научного сообщества.
        В силу сложности своего положения и постоянно преследовавших его и воздействовавших
        на его личную судьбу изменений во взаимоотношениях СССР и Югославии, он часто
        был лишен возможности активного участия в международной научной жизни.
        Из письма прот.Владимира Н.А.Дворецкой от 7 апреля 1967г.:
             "...Много у вас пишут ценного и интересного, и временами жалеешь, что
             как-то далеко от Вашего научного потока... Я на себя много-много заданий
             набрал, а сколько лежит начатого и ненаписанного. Да так и останется...
             Хотелось южнославянскую палеографию написать — давно ее от меня ждут,
             и о хронологии южнославянской масса материала собрано... Тем так много было,
             которые не довел до конца. Но я не жалею...
             Давно уже не был на Родине — зовут меня снова в гости родные, но как-то на
             ближайшее будущее не могу строить планов. От многого приходится отказываться.
             В прошлом году не смог поехать в Оксфорд на византологический съезд, ни в
             Софию, ни в Италию. И этой осенью нужно будет в Оксфорд ехать, а снова не
             уверен, смогу ли... ".
        Биограф В.А.Мошина Р.В.Булатова писала:
             "В Белграде ему удалось создать свою археографическую школу, коллектив
              учеников и последователей, которые с успехом продолжают развивать идеи
              и дело своего учителя и по сей день...
              В этот период совместно с единомышленниками он развернул гигантскую
              работу по выявлению и изучению древнего кириллического рукописного
              наследия. В процессе огромного поискового, описательного и издательского
              труда В.А.Мошин разработал целый ряд теоретических и методических посылок,
              открывших новые, более четкие принципы датировки, локализации и атрибуции
              рукописных памятников. Сами его ученики рассматривали "школу Мошина" как
              "разработку и применение методологических основ великих русских палеографов —
              Щепкина, Карского и Кульбакина... ".
        В 1967г. в его жизнь снова вмешалась политика — в результате политических интриг
        он был вынужден покинуть Белград
        Югославия (Македония), г.Скопье 
        Год начала 1967 
        Год окончания 1987 
        С 1967г. по 1971г. он работал сотрудником отдела по описанию
        славянских рукописей Народной библиотеки Скопье.
        В третий раз ему пришлось начинать работу на новом месте.
        Он развернул работу по созданию нового центра археографических исследований.
        После страшного землетрясения в Македонии Архив ютился в бараках.
        Условия, в которых ему приходилось работать, были в прямом смысле "полевые" —
        у него был один стол и единственная сотрудница.
        Его научный энтузиазм, человеческая воля и обаятельность вновь привлекали к нему
        молодежь.
        Он вновь читал курсы по палеографии, готовил описания собраний рукописей.
        Он издал "Дипломатический корпус" материалов по истории македонского народа,
        проводя мысль о том, что несмотря на то, что македонский народ всю свою историю
        находился под суверенитетом соседних мощных государств — Византии, Болгарии,
        Турции и Сербии, он "сохранил свою самобытность при переменчивости фактора власти",
        как и его собственная Родина — Россия.
        В 1971–1974гг. — прот.Владимир Мошин — ординарный профессор филологического
        факультета университета Скопье по кафедре истории южных славян.
        Он был избран членом-корреспондентом Македонской Академии наук,
        явился автором многочисленных статей на сербском и русском языках по византологии
        и истории южных славян.
        Живя в Скопье, несмотря на свой уже 80-летний возраст, он напряженно трудился,
        не разрывая научных связей с Загребом и Белградом, часто читал там лекции, вел
        археографические исследования.
        Из письма протоиерея Владимира Мошина В.Т.Пашуто:
              "Очень я в разгоне с работой, издательством, лекциями, с постоянной
               кочевкой между Загребом-Белградом-Скопье, а тут еще и здоровье подгадило —
               пришлось полежать в больнице из-за желчного пузыря с сердцем. Но сейчас
               благополучно... Весь июнь будем с женой в Скопье, где у нас будет гостить
               одна ученая дама из Голландии... В июле и августе, вероятно, мы один
               месяц проведем на Охридском озере, на отдыхе, а вместе с тем и на организации
               музея славянской письменности и эпиграфики, а другой месяц — я в Дубровнике
               на подготовке второго тома Дипломатария, а Ольга Яковлевна — в Загребе...
               В сентябре мы предполагаем быть в Москве и Ленинграде, а в октябре мне нужно
               побывать в Тырново на симпозиуме...
               Возможности собирания этого материала с каждым днем уменьшаются, поскольку
               мои современники каждый день умирают один за другим... Более молодое поколение
               почти все уехало на Запад..."
    Кончина
      1987 
      День 3 
      Месяц 2 
      Место Югославия (Македония), г.Скопье 
      Был похоронен рядом с женой в Скопье
    Труды
      1 "Воспоминания академика, протоиерея Владимира Мошина" в кн.Косик В.И. Русская церковь в Югославии (20–40-е гг. XX века). М., 2000. 
      2 О периодизации русско-южнославянских литературных связей// Русь и южные славяне. М., 1998. 
      1998г. 
    Публикации
      1 Бондарева Е.А. Владимир Алексеевич Мошин (1894–1987). История и историки: Историографический вестник. М.: Наука, 2003. 
      С.293–310. 
      2 Нивьер А. Православные священнослужители, богословы и церковные деятели русской эмиграции в Западной и Центральной Европе. 1920–1995: Биографический справочник. М.:Русский путь; Париж: YMCA-Press, 2007. 576с.: ил. 
      С.333. 
      3 Косик В.И. Русская Церковь в Югославии (20–40-е гг. ХХ века). М.: Изд-во ПСТБИ, 2000. 
      С.246. 

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ