Рукоположение
      архиепископ 
      1926 
      Месяц 1 
      Кто рукоположил митрополит Сергий (Страгородский) (утвердил всенародное избрание) 
      Осенью 1926г. епископа Петра вызвали в Москву к Тучкову, а 6 января 1926г., в
      канун Рождества Христова, скончался митрополит Владимир (Шимкович). Воронежская
      паства чувствовала себя осиротевшей, все ждали возвращения епископа Петра.
      Епископ Петр вернулся в Воронеж 10 января 1926г. и вместе с митрополитом
      Нафанаилом (Троицким) отпел почившего. Через день уполномоченные православных
      приходов Воронежской епархии направили епископу Петру заявление: "По единодушному
      требованию всех православных коллективов верующих Воронежской епархии, просим
      Вас занять вакантную ныне кафедру архиепископа Воронежского и Задонского".
      Епископ ответил: "Видя в единодушном избрании меня трудящимися глас Божий, не
      дерзаю отказываться и изъявляю свое полное согласие". В скором времени епископ Петр
      поехал в Москву, где митрополит Сергий (Страгородский) утвердил его избрание и
      назначил на Воронежскую кафедру с возведением в сан архиепископа. При этом
      митрополит Сергий отозвался о нем как о лучшем проповеднике Московской Патриархии.
    Служение
      Воронеж, храм во имя Сошествия Святого Духа 
      архиепископ 
      Должность  архиепископ Воронежский и Задонский 
      Год начала 1925 
      Год окончания 1926 
      День окончания 28 
      Месяц окончания 11 
      Избранный народом, владыка Петр отдавал ему все свое время — и в храме, за
      богослужением, и дома, куда к нему шли люди со своими нуждами. Часто можно было
      видеть, как входившие к нему с понурыми лицами посетители выходили сияющими.
      Народ беззаветно любил своего пастыря, часть же духовенства была им недовольна —
      многие были противниками продолжительных служб.
      Архиепископ Петр служил по афонскому чину — все читалось и пелось без пропусков.
      Владыка не любил партесного пения и снова ввел пение народное. Часто, стоя на
      кафедре, он сам запевал: "Хвалите Имя Господне", молящиеся подхватывали.
      Регентовал народным хором архимандрит Игнатий (Бирюков), который собирал и ввел
      в церковный обиход древние распевы.
      Влияние владыки Петра было так велико, что в Воронеже началось возвращение
      обновленческих храмов в Православие. Чин принятия духовенства владыка совершал
      с большой торжественностью. Принесшие покаяние священники не сразу допускались
      к служению, первое время архиепископ благословлял им оставаться на клиросе.
      Перед началом богослужения обновленческие храмы заново освящались.
      Все это вызвало гнев обновленцев, которые предприняли немало усилий, чтобы
      удалить архиепископа из Воронежа, действуя, главным образом через светскую власть.
      Городское начальство юридически признавало церковью только обновленцев, и Православная
      Церковь была как бы на нелегальном положении. Это затрудняло, например, поездки
      архиепископа по сельским приходам епархии — поездки рассматривались как
      контрреволюционная деятельность, и на них каждый раз требовалось разрешение властей.
      С ходатайством к властям по этому поводу обращались верующие, но безрезультатно.
      Чем больше людей хлопотало за владыку Петра, тем большую ненависть он вызывал у властей.
      Обстановка в городе становилась накаленной. Архиепископ получил несколько
      писем с угрозами, были случаи, когда в него с крыши бросали камнями. Рабочие
      учредили охрану архиерея, которая сопровождала его на улице и оставалась
      ночевать у него в доме на случай провокации. Владыка был благодарен, но мало
      верил в эффективность охраны, хотя и не мог отказать верующим в праве защищать
      главу епархии.
      Владыка обращался за советами к Оптинскому старцу Нектарию. Старец Нектарий сказал:
      если так пойдет и дальше, ареста не избежать.
      Владыку стали вызывать на допросы в ОГПУ. Держался он спокойно. Входя в кабинет
      следователя, оглядывался, ища икону, крестился на правый угол, и только тогда
      начинал разговор со следователем. Рассказывали, что служащие ОГПУ при виде его
      невольно обнажали головы, даже если предварительно договаривались не делать этого.
      Осенью 1926г. готовился съезд обновленцев под руководством Тучкова, в связи с чем
      ОГПУ проводило обыски у православных архиереев. Как-то, вернувшись из храма,
      архиепископ Петр увидел у своих дверей милиционеров, которые вошли вслед за ним и
      приступили к обыску. Тем временем у его дома собралась большая толпа.
      После обыска милиционер потребовал, чтобы архиерей проследовал за ним для допроса.
      Владыка, указывая на толпу, предупредил о возможных неприятностях. Тогда ему
      предложили выйти после того, как милиция покинет дом. Так он и сделал. На
      улице его встретило около 300 человек, которые пошли вслед за ним и остановились
      у входа в милицию. Несколько рабочих решительно прошли в кабинет начальника,
      спросили, на каком основании задержан архиепископ, и потребовали, чтобы допрос
      проходил в их присутствии. Начальник ответил категорическим отказом. Рабочие
      вышли к народу и сказали, что владыку хотят арестовать. Люди заволновались.
      Милиционеры попытались разогнать толпу силой, но безуспешно. Тогда начальник
      пригрозил вызвать конную милицию. "Да Вы скажите народу, что со мной ничего не
      случится, и люди успокоятся и разойдутся, — посоветовал архиепископ.
      "Нет, Вы сами скажите", — ответил начальник. Владыка попытался успокоить
      собравшихся, но люди закричали, чтобы сам начальник дал им слово, что архиепископ
      не будет задержан. Тот дал им такое обещание, но народ не уходил, требуя
      освобождения архиерея. Милиционеры попытались задержать зачинщиков, но люди
      окружали плотным кольцом каждого, кого пытались схватить. С большим трудом удалось
      арестовать несколько человек. Толпа стала расходиться, а конный наряд милиции
      разогнал оставшихся. Когда владыка вышел после допроса, его ожидало всего несколько
      человек.
    Места проживания
      Воронеж, при Покровско-Преображенском храме бывшего Девичьего монастыря 
      Год начала 1926 
      Год окончания 1926 
    Аресты
      Воронеж 
      Год ареста 1926 
      День ареста 29 
      Месяц ареста 11 
      29 октября 1926г. архиепископа вызвали в Воронежское ОГПУ и сообщили, что он
      должен ехать к Тучкову в Москву для совещания по церковным вопросам с митрополитами
      Сергием (Страголродским) и Агафангелом (Преображенским). По возвращении из
      Воронежского ОГПУ владыку встречало множество народа. Люди решили просить
      начальника местного ОГПУ отсрочить поездку, чтобы рабочие могли оформить отпуска
      и тоже поехать в Москву. На следующий день владыку снова вызвали в ОГПУ, и он
      сказал: "Вы сами идете против народа, сами раздражаете и волнуете; я с вами,
      чекистами, разговаривать больше не буду, разговаривайте сами с народом,
      вывертывайтесь, как хотите". В тот же день к архиепископу пришли представители
      рабочих и сообщили, что они выезжают в Москву для переговоров с Тучковым, а
      также отправляют делегатов на беспартийную рабочую конференцию, которая будет
      происходить в Москве 27 ноября 1926г. Рабочие отправили две телеграммы в
      защиту архиепископа: одну — Тучкову, другую — на имя XV Всесоюзной партийной
      конференции с просьбой знать причины и цель вызова архиепископа в Москву к
      Тучкову, а также затребовать выезда в Москву вместе с архиепископом делегации
      верующих. Когда рабочие приехали в Москву и пришли на квартиру к Тучкову, он
      был крайне разгневан и велел им идти в ОГПУ. Тогда рабочие попросили помочь
      делегатов рабочей конференции. Однако те с мнением народа считаться не стали
      и приняли резолюцию: "Конференция требует немедленного удаления и изолирования
      Петра Зверева из Воронежской губ., исключить 9 человек, подписавших телеграмму
      из профсоюзов и предать суду их и Петра Зверева". Сообщение об этой резолюции
      было опубликовано в газете в первый день Рождественского поста.
      Утром 15(28) ноября владыка последний раз служил литургию и, вероятно, предчувствуя
      арест, был печален. Ночью к нему явились сотрудники ОГПУ для обыска и ареста.
      Когда они начали стучать, келейник владыки архимандрит Иннокентий (Беда)
      покрепче закрыл дверь и задвинул щеколду и не пускал их до тех пор, пока владыка
      не сжег все письма и документы, которые могли кому-нибудь повредить.
      После обыска архиепископ был немедленно доставлен в ОГПУ.
      Утром весть об аресте архиепископа разнеслась по городу, и многие пошли к зданию
      тюрьмы, чтобы узнать о его судьбе. Арестованного увидели только вечером, когда
      охрана вывела его из здания и посадила в автомобиль, чтобы везти на вокзал.
      Верующие бросились к вокзалу, но сотрудники ОГПУ оцепили вокзал и никого не
      пустили на перрон до отправления поезда. По прибытии в Москву владыка был заключен
      в Лубянскую тюрьму.
      Вместе с архиепископом были арестованы и заключены в тюрьму его
      келейник архимандрит Иннокентий (Беда) и другие близкие ему люди, большей
      частью, воронежские рабочие
    Осуждения
      Особое Совещание при Коллегии ОГПУ 
      26 /03 /1927 
      Статья ст.58–10,58–11 УК РСФСР 
      Приговор  10 лет концлагерей 
      Групповое дело "Дело архиепископа Петра (Зверева) и др. Воронеж, 1927г." 
    Места заключения
      Москва, внутренняя тюрьма ОГПУ на Лубянке 
      Год начала 1927 
      Год окончания 1927 
      Москва, Бутырская тюрьма 
      Год начала 1927 
      Год окончания 1927 
      В свое время блаженная Паша Саровская говорила владыке, что он будет заключен
      в тюрьму трижды. Незадолго до последнего ареста дивеевская блаженная Мария Ивановна
      прислала к нему сказать: "Пусть владыка сидит тихо".
      Этап на Соловки отправляли с Ярославского вокзала, и власти разрешили духовным детям
      проводить архиепископа. Владыка, увидев их, крикнул: "Есть ли тут дивеевские?"
      Среди провожавших были две дивеевских сестры. — "Передайте от меня поклон
      блаженной Марии Ивановне", — попросил он
      Соловецкий лагерь особого назначения 
      Год начала 1927 
      Год окончания 1929 
      Прибыл на Соловки поздней весной 1927г.
      В лагере владыка работал сначала сторожем, затем счетоводом на продуктовом
      складе, где трудилось одно духовенство. Жил он тут же, рядом со складом, в
      в маленькой комнате, вместе с епископом Григорием (Козловым). Здесь владыка
      Петр соблюдал молитвенное правило, жил по церковному уставу, стремился по
      мере сил помогать ссыльным, поддерживать нуждающихся. В своей маленькой комнате
      он принимал всех, кто желал его видеть и с ним беседовать, поил чаем.
      При разгоне Соловецкого монастыря, 60 монахов согласились остаться в лагере
      вольнонаемными и им оставили кладбищенскую церковь во имя преподобного Онуфрия,
      которая находилась за пределами монастырских стен. До 1928г. священнослужителям
      из заключенных разрешалось посещать ее. Службы там совершались ежедневно:
      с 6 часов вечера всенощная и в четыре часа утра — литургия. Архиепископ Петр
      старался бывать на всех службах, на всенощной всегда читал шестопсалмие.
      6 января 1928г. скончался находившийся в заключении на Соловках архимандрит
      Иннокентий (Беда). Архиепископ торжественно отпел своего келейника в
      Онуфриевской церкви при участии 30 священнослужителей и огромной толпы
      сочувствующих заключенных.
      Владыка старался как можно чаще, насколько позволяли условия заключения, писать
      своим духовным чадам. Благодарил за посылки, интересовался положением дел в
      Воронеже, просил молитв блаженной Феоктисты Михайловны. Из письма
      архиепископа: "За молитвы многих я пока жив и здоров... Я же кровно соединен
      со своей паствой и не могу не молиться за нее и не беспокоиться о ее благополучии,
      мире, здравии, спасении... Вам, вашим родным и всем мир и Божие благословение.
      Благодарность. Сана на адресах никто не пишите".
      После отъезда с Соловков архиепископа Илариона (Троицкого) ссыльный епископат
      в знак особого уважения избрал архиепископа Петра архипастырем, главой Соловецкого
      православного духовенства.
      Нравственная высота архиепископа была такова, что даже с метлой в руке, в роли
      сторожа или дворника, он внушал благоговейное уважение. Вохровцы при встрече не
      только уступали ему дорогу, но и приветствовали его, на что он отвечал, поднимая
      руку и осеняя их крестным знамением. Начальники, завидев его, отворачивались —
      достойное спокойствие архипастыря принижало их, вызывало раздражение и досаду.
      Архиепископ медленно шествовал мимо них, слегка опираясь на посох и не склоняя
      головы.
      Вскоре начальство в лагере сменилось, и порядки стали более суровыми.
      В октябре 1928г. владыка Петр был отправлен на остров Анзер, в VI отделение
      лагеря — за то, что крестил в Святом озере заключенную эстонку
      Соловецкий лагерь особого назначения, Анзерская Троицкая командировка, VI отд. 
      Год начала 1928 
      Месяц начала 10 
      Год окончания 1929 
      День окончания 7 
      Месяц окончания 2 
      В анзерской Троицкой командировке архиепископ работал счетоводом.
      Из его письма: "Слава Богу за все... Не так живи, как хочется, а как Бог велит.
      Писем ни от кого давно не получаю, наверное вследствие закрытия навигации.
      Наверное, и от меня стали реже приходить, хотя могут быть и другие не зависящие
      от нас причины... У нас, по-видимому, настала настоящая зима, с ветрами и метелями,
      так что ветер едва не валит с ног... Живу в уединенном и пустынном месте на берегу
      глубокого морского залива, никого не вижу, кроме живущих вместе, и могу воображать
      себя пустынножителем".
      На Анзере владыка составил акафист преподобному Герману Соловецкому. Открытки
      с частями текста он посылал своим духовным чадам, и впоследствии они смогли
      собрать и восстановить весь текст

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ