Служение
      Курская о., Щигровский р., с.Репище, Крестовоздвиженская церковь 
      священник 
      Должность  настоятель 
      Год начала 1933 
      День начала 9 
      Месяц начала 8 
      Год окончания 1934 
      Вернувшись в село, о.Василий вновь продолжил богослужебную деятельность,
      с удвоенной энергией преодолевая все новые и новые препятствия, которые ему
      чинили богоборцы.
      Из письма о.Василия Владыке Артемону:
           "Ключи от храма опять очутились в сельсовете, так что требы я совершал в
            караулке. В день Преображения Господня, по требованию прихожан, я должен
            был совершать утреню Празднику и акафист Спасителю в церковном саду под
            открытым небом.
            После этого три раза ходили в сельсовет за ключами, обращались в
            Щигровский Исполком и Прокуратуру и письменно, и устно, и только перед
            самым днем Успения Пресвятой Богородицы выхлопотали ключи от Божьего храма.
            При этом многие верующие нашего прихода так были запуганы сельсоветом,...
            что перестали совершенно посещать богослужение. Среди дороги в храм их
            останавливали и возвращали по домам с ругательствами или гнали на разные
            работы — прудить плотины около мельницы, исправлять дороги, чистить снег
            или же гнали в сельсовет и там над ними издевались — держали до позднего
            вечера, а затем отпускали, а на другой-третий день облагали налогами,
            штрафами, дополнительными хлебозаготовками и за неуплату в течение 24 часов
            отнимали последний хлеб, выгребали картофель, отнимали коров, птицу и
            тряпье вместе с сундуками.
            Так, разорили Матрону Зайцеву, Кирилла Воронкова, Елену Жеребьеву (а ее
            мужа сослали), Флора Фомина, Харлампия Ефремова, Наталью Алферову, Феодосию
            Жеребьеву, Софию Варакину и многих, многих других за то только, что они
            раз-два в месяц, а то и реже, придут в церковь помолиться".
      Местные власти совершали дальнейшее разграбление прихода.
      В отчете владыке Артемону о.Василий приводил факты из хронологии разграбления
      храма:
           "16 августа 1933г. кузнецы колхоза "Спартак"... сняли с церковной ограды
            железные ворота и две двери, а из оконных переплетов храма выставили
            стекла, всего до 123 кружков.
            18 августа колхозники и актив сельсовета на куполе храма осмотрели пчел,
            привезли две лестницы, взломали карниз купола храма и целый почти день
            ходили по крыше храма (в числе до 30 человек), разыскивая мед. Нарочито
            обломили крышу на храме, вследствие чего стала застаиваться вода на крыше.
            Железо должно проржаветь, и получатся течи в храм...
            24 августа 1933г. из Репинского колхоза Спартак" прислали девять человек
            рабочих с ломами и топорами, и они приступили к поломке каменной церковной
            ограды, а вслед за ними возили на шести подводах кирпич в колхозный сарай
            для устройства сушилки. Работами руководил секретарь ячейки Мальцев и
            зампредседателя Николаенко, председатель колхоза Шаменков и активист
            Тищенко. Поломка и вывозка кирпича производилась усиленными темпами...
            26 августа 1933г. днем поломали снаружи храма восемь оконных переплетов
            в рамах, повытаскивали и побили массу стекол, а в одном окне выломали
            железную решетку...
            В церковной ограде теперь постоянно пасется скот, — днем коровы и овцы,
            а ночью — до 70 лошадей. Причем четыре конюха ночуют в церковной сторожке... ".
      Священника и церковь задавливали непосильными налогами.
      За время отбывания о.Василия заключения по тюрьмам в 1933г., когда службы в храме не
      было, деньги на уплату налога занимались в долг у прихожан. Когда о.Василий вернулся
      из заключения, им было отдано долгов 156 руб.
      Из письма о.Василия Владыке Артемону:
           "На меня, как на священника, наложили две тысячи яйцезаготовки. Только что
            выполнил — еще добавили налог — 2000 штук яиц.
            Из Щигровского РайФО в ноябре 1933г. прислали извещение о том, что я, как
            служитель культа, имею доходность 6000 рублей в год, и исходя из этого
            определили величину налога и культсбора до трех тысяч рублей.
            Когда я лично обратился с заявлением в Щигровскую Районную Налоговую Комиссию
            на неправильное обложение, мне сказали:
                  "Заявление оставьте — мы рассмотрим, а деньги платите".
            И только в области (и то случайно) мне установили доходность в 2400 рублей
            в год, налогу — 226 рублей, культсбора — 312 рублей и самообложения —
            226 рублей, а всего — 764 рубля.
            Обо всем этом я, священник Пинаев, от имени общины верующих, в августе и
            сентябре 1933г. писал заявления Председателю Культовой Комиссии при ВЦИК,...
            прокурору Воронежской обл. и секретарю Воронежского Обкома.
            Лично и от своего имени разновременно и несколько раз я писал
            Преосвященнейшему Курскому Онуфрию и некоторым лицам в Москву.
            В заявлениях от общины верующих и в своих письмах ничего лишнего не писал
            и не рисовал яркими красками, а только перечислял по порядку времени когда,
            что и кем сделано... ".
      Большая часть приходских средств уходила на оплату различных государственных
      налогов с пенями. Государство требовало налоги даже за те месяцы, которые о.Василий
      провел под арестом.
      Поэтому вести капитальный ремонт храма, в котором он так нуждался, не было никакой
      возможности.
      Сам он не мог выдержать больших физических нагрузок — после содержания по тюрьмам
      у него обнаружился миокардит и сердечная недостаточность.
      Однако о.Василий прилагал все усилия, чтобы содержать храм и прилегающую территорию
      в чистоте и порядке и, невзирая на свои немощи и на внешнюю обстановку,
      не благоприятствующую благоустройству храма, вел восстановительные работы.
      Кого-то звал на помощь, с кем-то договаривался. Отец Василий всех помощников —
      и добровольных, и за определенную плату — принимал радушно. Таким образом были
      вставлены стекла в верхних окнах храма, отремонтирована и покрашена железная крыша
      храма, в караулке устроена русская печь для обогрева прихожан, перестелены полы,
      обрезаны и обкопаны плодовые деревья, росшие в церковном дворе, сделаны водосточные
      трубы.
      О.Василий делился с епископом Артемоном своими строительными планами на ближайшее
      будущее.
      О.Василий показал себя не только образованным пастырем, радеющим о духовном
      возрастании своих прихожан, но и хорошим хозяйственником, заботящимся о благолепии
      своего храма.
      Поддерживать храм в пристойном виде в 1930-е годы было делом нелегким, требовавшим
      больших сил и средств. О.Василий писал владыке Артемону:
           "Церковные средства так ограничены и на таком учете, что бережется каждый
            рубль, каждый гривенник, чтобы без напряжения оплачивать налоги, по возможности
            ремонтировать и содержать в чистоте святой храм и приобретать необходимые
            предметы и принадлежности для совершения Богослужения".
      О.Василию приходилось терпеть нападки от неверующих селян.
      Из письма о.Василия епископу Артемону:
           "На второй день Св.Пасхи не успел я покрестить младенцев, как приехала власть
            из сельсовета обыскивать квартиру попа и церковь. Видите ли, учительница
            Беленькова (живет при школе у церковной ограды) пожаловалась в сельсовете,
            что ей "притоптали весь огород" (это в то время, как лежал снег) и что
            "поп собрал до 60 тысяч яиц, 16 мешков пасок и лепешек и до двух тысяч
            серебра и все это попрятал в кладовке церкви под пол... И где только они не
            искали: и в кладовках, и на колокольне, и под жертвенниками, и под престолами.
            Осматривали даже полы в церкви — не найдется ли там где трещинка, куда бы
            можно было все это запрятать. Посылая обыскивать, председатель сельсовета
            решительно заявила:
               "Если найдете в церкви хотя бы даже одну лепешку или десяток яиц и
                деньги, то собирайте все и из квартиры попа и везите вместе с попом в
                сельсовет".
      Обыск, конечно, ничего не дал
    Аресты
      Курская о., Щигровский р., с.Репище 
      Год ареста 1934 
    Осуждения
      . /. /1934 
      Статья ст.74 УК РСФСР 
      Приговор  6 месяцев принудительных работ, заменены штрафом 250 руб. 
      Вскоре был освобожден

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ