Служение
      Нижегородская губ., г.Лукоянов, Свято-Тихоновская церковь Лукояновского Тихоновского женского монастыря 
      Должность председатель церковно-монастырского совета, член Совета миссионерского Братства Святого Креста, руководитель "Братства св.Софии" 
      Год начала 1919 
      Василий Степанович и его семья были прихожанами Свято-Тихоновского храма
      Лукояновского Тихоновского женского монастыря.
      Летом 1919г. у Свято-Тихоновского Лукояновского монастыря местными властями
      были отобраны сельскохозяйственные пашни, и монастырь остался без средств
      к существованию.
      30 июня 1919г. Василий Степанович выступил на районном железнодорожном собрании
      и призвал прихожан помочь причту храма в лице священника о.Александра Грацианова
      и монастырю, "оказав им содействие в пропитании".
      На собрании 19 августа 1919г. в Свято-Тихоновском монастыре под председательством
      священника Александра Грацианова Василий Степанович выступил с докладом, который
      вполне убедил собрание, что монастырь находится в критическом положении, и
      выдержками из Священного Писания доказал необходимость помогать причту.
      Впоследствии именно Василий Степанович Гундяев и возглавил вновь созданную
      приходскую общину, как человек, пользующийся заслуженным авторитетом среди рабочих
      и служащих депо.
      После этих событий в областной газете была опубликована статья под названием
      "Ревнители благочестия":
           "При здешнем Тихоновском монастыре образовался церковно-монастырский совет.
            В него вошли прихожане-железнодорожники: контролер Смагин, машинист Гундяев,
            и мать игумения Серафима.
            Эта милая компания объявила себя ревнителями благочестия и ревностно
            принялись за дело. Быстро пересмотрели имущество монастыря и "взяли его
            на учет"...
            Прослышав, что тут можно кое-чем поживиться, совет стал быстро увеличиваться...
            Богоспасаемая паства росла, а запасы монастырские убывали.
            ... И за этих униженных пришлось вступиться большевикам.
            Вмешался уездный Исполком, и совет был переизбран...".
      1 апреля 1920г. на Лукояновскую кафедру был назначен Преосвященный
      Поликарп (Тихонравов), который сразу же сблизился с Василием Гундяевым, сделав его
      своим доверенным лицом.
      В июне 1920г. епископ Поликарп созвал съезд духовенства и мирян своего епископского
      округа, на котором присутствовали братья Григорий и Василий Гундяевы в качестве
      делегатов. Одним из постановлений этого съезда было решение о крайней необходимости
      образовать "Союз приходов" для всей Лукояново-Сергачской епархии.
      В качестве учредителей этой организации были избраны как священнослужители, так и
      миряне.
      Другим своим постановлением съезд, во главе с Преосвященным Поликарпом, учредил
      в Лукоянове отделение миссионерского Братства Святого Креста.
      Василий Степанович Гундяев вошел в состав Совета этого Братства как хороший
      проповедник.
      Секретарем этого Братства был рукоположенный 6 июля 1920г. о.Петр Покрышкин
      (академик архитектуры), который стал служить настоятелем в Свято-Тихоновской церкви
      Лукояновского монастыря.
      2 сентября Преосвященный Поликарп в письме к архиепископу Нижегородскому сообщал
      о том, что он собирается отслужить литургию в селе Аря, где, по его словам,
      тогда было засилье сектантов и в настоящий момент там идет "... политическое
      сражение с сектантами на тему о составе Церкви Христовой". Далее он перечислял
      тех, кто "ведет дискуссии со стороны Церкви — Д.М.Скрипеев, С.И.Костров
      и В.С.Гундяев".
      1 ноября 1920г. мастеровые рабочие и служащие Лукояновского депо, состоящие членами
      Приходского совета и прихожанами Тихоновского женского монастыря, написали
      прошение в Нижегородский Губернский жилищный отдел:
          "Лукояновский городской жилищно-земельный отдел с каждым днем притесняет и
           притесняет в квартирном отношении причт Лукояновского женского монастыря,
           в котором мы состоим прихожанами, благодаря чему положение как духовенства,
           а так равно и монашествующих становится невыносимым...
           ...Выселили из дома священника, а дом отвели под квартиры граждан, также
           выселили диакона.., выселили настоятельницу монастыря с сестрами, а в доме
           этом устроили барак для тифозных больных... Выселили Епископа, а в помещении
           последнего предполагается открыть дом ребенка, дом этот до сих пор пустует,
           мало-мальски чистые кельи, расположенные внутри ограды — и из тех выселили,
           монашествующих и заняли жильцами...Такое ...отношение к монашествующим и
           духовенству поставило их в невыносимое положение... Настоятельница монастыря
           принуждена жить в одном доме с Епископом, священник с сестрой приютился где-то
           в каморке, требующей капитального ремонта, а монашествующие сгруппированы по
           5–7 человек в каждой келье, а часть таковых размещена в сыром подвальном и
           протухлом помещении, которое служит очагом всевозможных заразных заболеваний.
           Объяснив вышеизложенное, покорнейше просим сделать распоряжение Лукояновскому
           Горжилотделу о прекращении подобных притеснений и дом, из которого выселили
           Епископа, немедленно возвратить в пользование последнего...
           Явно пристрастное отношение членов Жилотдела к причту взяло верх... и
           тем самым наносятся оскорбления нашим религиозным чувствам и вызывают нас на
           крайности...".
      В 1921–1922гг. в Лукоянове активизировались обновленцы. По благословению епископа
      Поликарпа, местное духовенство и миряне вступали с ними в различные диспуты,
      которые проводились принародно, при большом стечении участвующих.
      Большую роль в борьбе с обновленцами сыграли настоятель Тихоновского храма
      протоиерей Петр Покрышкин и Василий Гундяев.
      В начале 1922г. протоиерей Петр заболел тифом. Епископ Поликарп сообщал архиепископу
      Евдокиму о болезни о.Петра и о проведенных о.Петром и Василием Гундяевым
      диспутах с обновленцами, которых поддерживает власть:
           "...Им [обновленцам] оппонировали о.Петр и В.С.Гундяев, сделавшие веские
            возражения научно-богословского характера... Около полуночи Евгеньев произнес
            речь с хулением на Создателя и Искупителя. Оппоненты требуют слова.
            Беспрозванный [обновленец] объявил прекращение заседания...
            На следующую лекцию явились о.Иосиф Глебовский, В.С.Гундяев, Д.М.Скрипеев
            и множество слушателей... Победы у наших лекторов нет, потому что
            стесняют свободу наших защитников и, таким образом, на полуслове закрывают
            заседание...".
      В ночь с 5 на 6 февраля 1922г. скончался от сыпного тифа протоиерей Петр Покрышкин.
      Василий Степанович организовал сбор средств на изготовление гроба и для поминальной
      трапезы среди служащих Лукояновского депо.
      Погребение о.Петра было торжественным. Отпевание совершал епископ Поликарп.
      Летом 1922г. в Лукоянове за "сокрытие церковной утвари" были арестованы настоятель
      покровского собора протоиерей Василий Цедринский и протоиерей Сергий Фоминский.
      В связи с возникшим обновленчеством в Лукоянове епископ Поликарп благословил создать
      "Братство св.Софии". Руководителем Братства был поставлен Василий Степанович Гундяев.
      Председателем Братства — епископ Поликарп.
      Василий Степанович и его брат Григорий Степанович были активными участниками
      борьбы с обновленческим расколом
    Аресты
      Нижегородская губ., г.Лукоянов 
      Год ареста 1922 
      В 1922г. все активные пастыри и миряне Лукоянова во главе с епископом Поликарпом
      за свои смелые выступления против обновленцев и защиту прав верующих были арестованы.
      Был арестован и Василий Степанович Гундяев
    Осуждения
      ././1922 
      Обвинение "антисоветская агитация, религиозный фанатизм" 
      Приговор заключение в концлагерь 
    Места заключения
      Архангельская о., Соловецкий лагерь особого назначения 
      Год начала 1922 
      Василий Гундяев был одним из первых узников только что созданного Соловецкого лагеря.
      В течение нескольких лет он отбывал заключение на Соловках.
      Здесь он освоил специальность судового механика речного и морского плавания.
      Работая механиком, он однажды отремонтировал посаженный на мель пароход, ходивший
      между Соловецким архипелагом и материком.
      Сокамерники относились к нему с уважением. Он поддерживал отношения с архиереями
      и священниками, находившимися в лагере.
      За участие в тайных богослужениях в лагере 30 дней провел на Секирной Горе.
      Внук его, святейший Патриарх Кирилл, писал:
            "То, что мой дед выжил на Секирной Горе — это чудо Божие".
      В 1927г. на Соловках, после издания "Декларации" митрополита Сергия (Страгородского)
      епископы, находившиеся в заключении на Соловках, отправили митрополиту Сергию
      известное послание. Та часть часть епископата, которая отказалась признать "Декларацию",
      перестала поминать митрополита Сергия за богослужением. Однако епископ Верейский
      Иларион (Троицкий) не встал на сторону "непоминающих", сохраняя постоянную связь
      с церковной властью. Личную связь с митрополитом Сергием (Страгородским)
      сохранял и Василий Гундяев.
      В конце 1920-х гг. Василий Степанович был освобожден и вернулся вновь в Лукоянов

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ