БД "Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в."
(с) ПСТГУ, ПСТБИ (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ГодАреста 1949 Дела o01.79 => o01.79 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
8
Места заключения
    Места заключения
    Владимир, Владимирская тюрьма 
    Год начала 1949 
    День начала 18 
    Месяц начала 6 
    Год окончания 1950 
    День окончания 13 
    Месяц окончания 2 
    Во время следствия содержался во Владимирской тюрьме.
    Этапирован в ИТЛ усиленным конвоем как "особо опасный преступник"
    Коми АССР, пос.Инта, ИТЛ на лесоповале 
    Год начала 1950 
    Коми АССР, Интинский р., пос.Абезь, ИТЛ "Минеральный" 
    Год окончания 1955 
    День окончания 28 
    Месяц окончания 11 
    В 1954г. о.Петр обратился к Генеральному Прокурору СССР с заявлением, в
    котором описывал как проходило следствие: "В процессе следствия мне было
    предъявлено обвинение в том, что я будучи священником Православной Церкви,
    будто бы вел агитацию против колхозов и участвовал в антисоветской
    организации, группировавшейся вокруг монаха Молостова. В отношении первого
    обвинения никаких доказательств мне предъявлено не было, хотя я очень просил
    допросить свидетелей, меня изобличающих в этом и дать мне очные ставки. Я
    настойчиво требовал дать мне очную ставку с монахом Молостовым, но и в этом
    мне было отказано. А ставка дала бы очень многое. Дело в том, что этого
    Молостова я был вызван два раза причащать в 1943г. и в том же году его больного
    привозили причащаться ко мне в храм. Больше до 1945г. я Молостова не видал. В
    1945г. до меня дошел слух, будто бы Молостов внушает своим посетителям, не
    посещать храмов патриаршей ориентации, как красных и еретических. С целью
    вразумить Молостова, прекратить такую подрывную агитацию, я в августе 1945г.
    нарочно ходил убеждать Молостова, и последний должен был подтвердить на очной
    ставке это, но в этой ставке мне было отказано и меня следователь
    характеризовал как противника патриарху Алексию, в то время как я был
    зарегистрирован священнослужителем патриаршей церкви в с.Заколпье... Меня
    обвинили в хранении контрреволюционной литературы. Что это за литература?...
    [о.Петр перечислил книги изданные до 1917г.]. Но кто и когда ранее 1949г.
    объявил ее контрреволюционной и где было напечатано запрещение хранить ее? А
    если это контрреволюционная литература, то почему меня за хранение ее не
    судили? Когда меня допрашивал следователь, я ставил перед ним вопрос: Будет ли
    у меня суд? Будет ли мне предоставлена защита? Следователь мне постоянно
    отвечал, что будет суд и на суде вы будете оправданы, а для ускорения дела вы
    подписывайте все, что вам предъявят. "На суде все это отлетит, как шелуха".
    Конечно, ему я верил, и вот когда материал был ими собран, вместо суда дело
    отправили в ОСО. Почему? Юристы говорят, что для суда в вашем деле нет
    состава преступления и вас не за что было судить. Я третий раз в лагерях, и ни
    разу меня не судили. В 1927г. с физическим воздействием заставили подписать
    чистый лист бумаги (sic!). Когда я протестовал, почему должен подписывать
    чистый лист? Мне говорили: "А Вам не все равно, вы пишите: "предъявленное
    обвинение не признаю" и я подписал, а что на этом листу писалось потом, я
    ничуть не знаю. Я полагаю, что три раза я был репрессирован только потому, что
    я был священником (священствую с 1911г.), на основании голого подозрения и
    искривления линии поведения работников ГПУ и МГБ. Я окончил Духовную Академию и
    с 1936г., как репрессированный, я уже не стремился служить в городе, а был
    священником при сельском храме. Как образованный священник я был "бельмом на
    глазу" для работников МГБ. Вполне понятно, что в отношении меня могло
    сложиться решение: "Этого попа нам во что бы то ни стало нужно посадить!" Так
    предупреждали расположенные ко мне прихожане, кои были в разное время
    допрашиваемы обо мне. "Как мы Вас пропустили в 1937г., когда мы всех
    зачищали?" Так говорил мне следователь в 1949г. "Так в чем же я виноват и за
    что вы будете меня судить?" Спрашиваю я следователя Чугина и получаю ответ:
    "Вы сами понимаете: в случае войны на вас надеяться нельзя, и мы вас должны
    изолировать!" Для меня ясно, что репрессирован я на основании голого
    подозрения. Я не контрреволюционер и чувствую себя не виновным. Прошу мое
    дело пересмотреть и за недоказанностью обвинения дело мое производством
    прекратить, или же дать мне возможность опровергнуть обвинение судебным
    порядком. Петр Чельцов. 22.12.54[г.]. Жалоба естественно была оставлена без
    удовлетворения.
    И только в ноябре 1955г. после выхода Указа Президиума ВС от 3 октября 1955г.
    о.Петр, как престарелый инвалид второй группы, был освобожден досрочно под опеку
    родственников и надзор органов МГБ

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ